Сайт знакомвст где эсть вася воронов

Павел Воронов, Москва, 32 года - фото и страница

Хотя отличать "фуфло" от настоящей угрозы – это и есть его служебная задача. Рассказывая журналистам эту историю, Вася умолчал о главном. . Шкурат почуял полезность знакомства и задружил с Грицаком семьями. Стоит отметить, что сайты являются партнерами корпорации "Google" в Украине. В. Музыкант Сергей Воронов – о блюзе, дружбе с девушками, любви с дядя Вася Песков – создатель передачи "В мире животных". десять суток, но у моего брата уже тогда были какие-то знакомства и связи в Она у меня до сих пор есть, надо ее найти и склеить пленку лаком для ногтей. Счастливчики не подозревают, что на большой куш есть и другие претенденты. .. Музыкант Вася никогда не отличался особым везением. Скажите, на каком сайте найти этот фильм? . Линда Табагари, Максим Емельянов, Мария Козлова (II), Михаил Гуро, Александр Воронов (III), Мария Снежная.

И на корню много хлеба. Он словно не замечает, что мы по-прежнему стоим. Наверно, понял, что решимость к нам придет. Или, может, охватила душу отчаянная забота? А, вон оно что: Мы примостились на лавочке напротив. Едва он заметил это, вернувшись от горького огня, который пожирал поле, обрадованно предложил поужинать. Никак не приучится есть в одиночку.

Как раз перед нашим появлением мечтал о том, чтобы гостей принесло. Мы не отказывались, а Тимур, которому неловко было сидеть с краю, перескочил к нему на скамейку и прищелкнул языком при виде трескучего свертка, положенного седым человеком на столик. Все в свертке было буфетное: И хотя они пахли подсолнечным маслом, от которого я обычно воротил нос, теперь оно возбудило во мне ознобную ненасытность.

Он сходил в коридор и принес стаканы и чайник с кипятком. Иван добыл из вещевого мешка, сшитого из чертовой кожи, ветчины и яичек. Как мы ни были голодны, мы ели внятно, степенно, стараясь не чавкать, дабы приветливый дядя не подумал, что мы невыносливы и жадны. Убрали со столика остатки пищи, повело в дрему. Мне почему-то стыдно было засыпать: Но веки смыкались, я приникал виском к раме и падал куда-то в стучащую пустоту. Тревога, будто я совершаю что-то бессовестное, выносила меня из пустоты, и я пробуждался, и меня потрясал скорбный наклон его лица как над гробомослеплял блеск волос, и я силился не смыкать глаз, а они жмурились, невольно закрывались, успокоенные теплым сиянием эмблемы молота и ключа, прикрепленной к петлицам.

Какое-то из моих мгновенных пробуждений началось с незнакомой песни. Она возникла и держалась на высокой комариной ноте. Я подумал, что она выбилась из глубины сна: Я слушал, боясь, что забуду слова, и тогда ребята не поверят, что я увидел песню. Но слова не иссякали. И я опять тревожно запоминал: Як сгадаю про их долю, Сам гирько заплачу. Я сделал усилие, чтоб вырвать ее из глубины, но лишь испытал беспомощность. Но тут взметнулась во мне надежда.

Наверно, кто-то пел за сном. Позже я узнал от жены отца, украинки Дарьи Семеновны, что это была песня про Устима Кармалюка, которая начиналась на удивление просторной картиной: Он глядел в сторону стеклянной двери. Там стоял железнодорожник с фонарем в руке. Седой человек, должно быть, подал ему знак молчать, поэтому железнодорожник спрашивал, безмолвно двигая губами, не нужно ли.

Человек отрицательно покачал ладонью, и тот ушел. Я снова оборвался в пустоту, а он повел на комариной ноте те же слова: Свою жинку, свое дитя Я давно не бачу. А я давно маму не. Я очень ее люблю, а она меня еще сильней любит.

А я совсем разучился плакать с пятого класса. Я обругал грубыми словами пионервожатую. Она побежала к нам и пожаловалась. И когда я пришел домой, бабушка и мама схватили.

Бабушка зажала мою голову в ногах, а мама била веревкой из конского волоса. Я кричал и просил прощения. Они не пощадили, били до изнеможения. Мама лежала возле меня на полу и плакала. И я стал плакать. И с тех пор не плачу. Нет, я еще вроде бы плакал, но сейчас не вспомню, не вспомнится На рассвете поезд прибыл на станцию Карталы. В помещение вокзала мы не смогли попасть. На полу зала, прямо от порога, лежали впокат транзитные пассажиры. В сквере, занимавшем центр площади, было чуть-чуть свободней.

На узлах, чемоданах, мешках и на голой земле валялись люди. Они разговаривали, храпели, мотались, а те, кто мерз, корчились, покряхтывая.

На звук тополиных листьев, шуршавших под ботинками, они опасливо поднимали головы и, то молча, то ворча, снова укладывались на угретое место.

Хасан разглядел на тополе тучу воробьев, сообщил об этом Тимуру, и они вдвоем так их пугнули кепками, что воробьи, переполошившись, потревожили шумом крыльев и чириканьем грачей на вершинах и людей внизу. Из сквера мы дали стрекача.

Не то чтобы побоялись, что нам попадет за баловство: С другой стороны сквера был привокзальный базар. У прилавков суетились торговки, раскладывая товар: Между забором и коновязью высились среди возов любопытные верблюды: Я не знал тогда, что едва ли не вплотную к станции подступают казахские степи, поэтому недоумевал, откуда тут взялись верблюды, а также почему здесь часты азиатские лица, и одежда, и кушанья, и постройки. Да и сама станция, и река, протекающая около нее, носили азиатские названия.

Днем мы выведали у беспризорников, что редко какому безбилетнику или дезертиру удается проскочить через станцию Полетаево. Поезда там процеживаются военным патрулем, линейной милицией. Наш план добраться до Полетаево, где и сесть на московский поезд, отпадал: Мы решили сперва проскочить через Полетаево на Челябинск, потом уж через то же Полетаево метить на Москву.

Иван Затонов смекнул, что дважды через такую уловистую станцию могут проскочить только счастливчики, и предложил проехать через Челябинск, если благополучно минуем Полетаево, на Свердловск. Соображение было, по замечанию Гурджака, стратегическое, почти что кутузовское: Мы заранее пробрались на перрон, тихо держались среди тревожного человеческого массива.

К ожидаемому часу, каленый, благоухающий мазутом, мимо нас пропыхтел паровоз, бодро сдерживая нажим своего сильно раскатившегося состава. По буферам и через площадку над сцеплениями мы проникли в спокойный тамбур: Поезд тронулся, оставляя обочь себя длинную, гневную, умоляющую толпу. Скоро на разъезде он остановился.

Минутой позже рядом с ним встал встречный поезд. Так какой же из поездов идет на Свердловск, наш или встречный: Если тот, самый раз перебраться. Никого, кроме нас, в тамбуре не. Встречный дернулся и пополз. В тамбур выглянула женщина, держа на руках плачущего ребенка. Я кинулся к. Она отпрянула, ничего не ответив, и крикнула за дверью: Мало вам головы колесами режет!

Еще можно подцепиться, если сейчас узнать, что именно он идет до Свердловска. За дверью совершилось какое-то бурное перемещение. В тамбур вылетел пристыженный парень.

Не дав ему очухаться, Гурджак попытался узнать, на каком мы поезде. Покамест парень освободился от очумелости и ответил Гурджаку, встречный показал нам хвост и унылую физиономию милиционера, приникшую к дверному стеклу последнего вагона. Парень надоумил нас сойти с поезда и бежать обратно. Если поторопимся да если охрана пропустит через мост, то успеем на свердловский рейс. Несмотря на то, что с нами были ватные фуфайки, а у Ивана с Гурджаком еще и вещмешки, мы бежали без отдыха.

И хотя нас не задержали на мосту, поезд мы не догнали. Когда мы, болтая головами, встряхивали с них пот, нас известили перронные страстотерпцы, что он вот только усвистел. От этого сердобольного сообщения мы едва не попадали на платформу. Потом нас огорошили дополнительным сообщением: В довершение к нашим неожиданным печалям начал сеяться дождь.

С горя мы отправились в кинотеатр, а когда вернулись, в зале ожидания было негде ни пройти, ни встать. Попробовали прикорнуть в сквере, на скамейках, но тщетно, только намокли. Тимур, обладавший способностью мгновенно засыпать, и тот глаз не сомкнул. Как выяснилось, они примчались к прибытию санитарного поезда. С помощью Хасана я перелез через забор на перрон. Ждал в радостной лихорадке.

На санитарном поезде должна приехать мама. Наверно, не напрасно прошлой ночью меня одолевали фантазии о встречах с ней? Когда поезд прибыл, я побегал вдоль вагонов и выяснил, что Марии Ивановны Анисимовой нет среди его медицинского персонала.

Мои безнадежные шныряния возле поезда прекратил сутулый санитар. Он поднял носилки с беспамятным грузным раненым впереди, а я и смешливая медсестра взяли их сзади. Вместе с ними я перетащил четырех раненых. Санпоезд ушел на Железнодольск. Местный госпиталь был переполнен, согласился принять самых тяжелых.

Ребятам не довелось таскать раненых, зато они помогали поднимать их в машины. То, что мы приняли случайно короткое участие в судьбе фронтовиков, вызывало в нас чувство счастливой заботы, а то, что они изрядно помытарили в дороге и находились в опасном состоянии, отозвалось страданием.

И едва мы остались одни на привокзальной площади, то, пожалуй, впервые наша мечта попасть на войну получила такую сильную, наглядную, тревожную поддержку. Мы испытывали новый прилив нетерпения, которое само, как мнилось, должно было перенести всех нас на передовую. Однако мы по-прежнему находились там же, под мокрым небом, хотя и предстояло преодолеть огромные пространства, и не было видно конца этой дождливой нуде и нашему теперешнему бесплодному существованию.

Мы потянулись гуськом к вокзальному подъезду. Тут Гурджак отозвал Ивана в сторону, и они из-за чего-то стали пререкаться. Иван вернулся к нам, Гурджак зашагал в обход станционных построек.

Знакомства для Интровертов | ИНТРОВЕРТ | ВКонтакте

Он предлагал Ивану отделиться от нас и сейчас же идти на пути, чтобы сесть в первый попавшийся западный товарняк. По словам Ивана, Гурджак ему признался, что не верил в успешность побега гуртом, а сегодня утвердился в.

Как после мы узнали, Гурджаку повезло. Перед рассветом на станции остановился железнодольский эшелон с подарками для фронта. Эшелон сопровождал вальцовщик блюминга, работавший в подчинении Гурджака-старшего. И Петька склонил вальцовщика взять его на фронт, убедив в неотступности своего стремления. Утром я слышал, как дежурный по вокзалу говорил уборщицам, посыпавшим опилками пол, что станционная комендатура извещена о красноармейце, дезертировавшем вчера с воинского эшелона.

Вероятно, поэтому, слоняясь по толкучке вокзального рынка, мы попали в облаву, но удрали, проскочив сквозь реденькое оцепление. За нами погнался линейный милиционер. На нем была шашка. Он перестал поддерживать шашку, убыстряя погоню, и резко споткнулся об. Хотя он и замешкался, но преследования не прекратил.

Милиционер пустился за ними, выгнал их из поселка в степь и, качаясь, побрел обратно. Они зашли на окраине в старую клуню, чтобы отоспаться, но Тимур уговорил Ивана сыграть в очко и к вечеру полностью высадил его, то есть сделался хозяином двухсот рублей и вещевого мешка, где лежали объемистые пачки трубочного табака, фотоаппарат, свитер, физическая карта СССР, белье и остатки снеди.

И мы с Хасаном побывали в степи. Еще из улицы завидели скирду соломы и подались на. Нам грезилось под моросыо, что мы залезем в скирду и вдоволь поспим. Оказалось, что скирда за рекой, кувшиночной, бочажной. Вода в реке тянулась холодная, и мы не захотели переплывать на другой берег.

Среди стеблей кувшинок пронеслась стая красноперок. У меня нашелся крючок, воткнутый в подкладку кепки, Хасан достал из кармана металлическую шпульку с нитками.

Красноперки его срывали, поклевка у них была дрожливая, долгая, мы спешили с подсечкой. До вечера все-таки натаскали целую низку красноперок и сменяли на базарчике на десяток куриных яиц, которыми, давясь, поужинали.

Перед возвращением Ивана и Тимура мы разведали, что дверь другого вокзального зала, он находился на ремонте, не заперта с парадного входа. Когда площадь обезлюдела, мы пробрались в зал, легли квадратом на полу, через несколько часов бежали оттуда, едва не околев от каменного холода. В действующем зале опять негде было ступить, но мы так замерзли, что стали каблуками ботинок давить на ноги спящих, отчего люди отдергивали или разбрасывали ноги, и тут, не мешкая, утверждались мы, почти всегда одной ногой, а вторую держали на весу.

Когда невмоготу было оставаться в журавлиной позе и когда теряли равновесие, наступали куда придется, услышав вскрик, срывались на тела, ползли под ворчанье или брань, оправдываясь, огрызаясь. Хасану удалось присесть на корточках у стены, он уснул, ткнувшись лицом в колени. Тимур заставил здоровенных дядь повернуться на бок, прежде чем втиснулся меж ними, он положил под голову на бывший Иванов вещмешок пышный лисий малахай кого-то из своих соседей. Иван и я с горем пополам добрались до скамейки, где среди дремлющих товарищей сидел, играя на мандолине, молодой коротковолосый кареглазый казах.

Вероятно, сами того не сознавая, мы двигались в тень хрустальной люстры, падавшую на. Оттуда, из тени, летел звон его мандолины, как летят искры, прядая и рассыпаясь, из белого ручьящегося чугуна сквозь темный воздух над литейным двором.

Этот красивый казах и подсказал нам, что под скамейкой не занято. Все свое детство на Тринадцатом участке я спал на полу, и для меня ничего не стоило нырнуть под скамейку, а вот Ивану, у которого вместе с сестрой была отдельная комната и кровати на панцирной сетке, кисло было лезть под скамейку, и он еще долго стоял по-журавлиному, прежде чем забраться. Как и в ту ночь, когда приветливый украинец пел об Устиме Кармалюке, я часто пробуждался, и звон мандолины, как бы доносившийся издалека, придвигался; надо мной, как мерещилось, тотчас вырастал звучащий гигантский шар, похожий на одуванчик, этот шар раздувало, и тончайшие, тугие, стеклянистые конструкции уносились в темноту, а надо мной снова вырастал шар, похожий на одуванчик, и в нем, как и в прежнем и в тех, что вырастут после, все светилось в солнечном свете от пушка на стебле до каких-то перемежающихся иглистых кристаллов в центре шара.

И ни пыли, ни холода не было для. В музыке, выскакивавшей из-под медиатора, было что-то от треска цикад, когда они ни где-нибудь в траве у дороги или в карликовой рощице вишенника, а по всей степи, необозримой и не представляющей горя. Наверно, на долю парня, игравшего на мандолине, так много выпало счастья, что только одно оно и сверкало в его душе?

А то, о чем пел седой человек и чем светилась его скорбь, еще не задело парня, и потому радостно, нежно, пухово мне спалось под скамейкой, да и всем моим товарищам, как это выяснилось в разное время в наших воспоминаниях.

Утром я дал Ивану денег, чтобы он отыграл у Тимура свой мешок или хотя бы пачку табака, но они подрались позже Иван говорил, что Тимур передернул карту и оба угодили в линейную милицию; днем их отправили в Железнодольск. Нам с Хасаном, хоть мы и готовы были ехать на буферах, не удалось пристроиться на свердловский поезд, и он ушел, трудно вздыхая, увешанный и усыпанный военным и мобилизованным народом. Мы ночевали в овощехранилище, закапываясь в солому.

Мы гордились своей холодоустойчивостью: Черные от немощи мы возвратились домой. В школу я не вернулся: Руководство коммунально-бытового управления не стало отдавать Хасана под суд: Около недели я не видел Васю Перерушева.

После работы формовщики чугунолитейного цеха отправлялись всем Отделением в обжимной цех, чтобы заменить вырубщиков, ушедших на фронт: Двухсменный труд в разных цехах изматывал Васю, в часы отдыха он только то и делал что спал. Ивана Затонова я не видел и того дольше. Возвращаясь, я сразу же понаведался к нему, но его могучая мама вытолкала меня взашей и честила с барачного крыльца, что я сбиваю с пути-истины ее скромного неиспорченного сыночка, и угрожала, что открутит мне башку, если я еще вздумаю зайти.

Я встретил Ивана на воскреснике. На территории проката расчищалась площадка под толстолистовой стан, привезенный с юга. Дело было неотложное, государственной важности, поэтому стекались сюда комсомольцы города. Иван смеялся с девчонками, когда я заметил и позвал.

Еще петляя среди движущейся толпы, он выкрикнул: Он сварил броневую плавку в основной печи. Пошибче припрет, то и в кустарных вагранках возьмемся сталь варить. Конечно, твой отец кудесник. Просто он любит отрывать от жилетки рукава. Теперь из-за папаши инженеры и ученые из бронебюро должны подвести под плавку теоретический фундамент.

Между прочим, техника у них похлеще нашей. Дело происходит в конце прошлого века и в начале. У нас тогда на трамвайных конках ездили, на лошадках и на своих двоих. Тогда железную дорогу провели через всю страну. Революцией еще не пахло. Только я хочу сказать: У нас похлеще смелость. Ты своего отца слабо ценишь. Ничего он не отчудил. Да я им пуще всех горжусь.

Он своего рода революционер в металлургии. Едва Иван убежал, мимо меня прошел сам Затонов. Он был в рабочей робе. Сквозь прожоги в его рукавицах виднелась коричневая кожа рук. Синие стекла очков, привинченных к козырьку, отражали белые облака. Внезапно он оглянулся и весело поглядел на меня чуть раскосыми глазами. Вот вам и интеллипупс. Глава вторая Галина Семеновна Соболевская устроила Валю ученицей в продуктовый магазин.

Много промывальщицей не продержусь. В сырости и в сырости. Зимой тяжелень, коробом одежда. Война, должно, надолго натянется.

Сейчас немец наступает, опосля мы его погоним Две-три зимы на пайке перебиваться. Сходству судеб моей матери Марии Ивановны она тоже начинала продавщицей и тоже в нелегкие годы и Вали Соболевской я почему-то придавал почти суеверное значение.

Это сходство мнилось как знак того, что Валя обязательно будет моим близким человеком. Я протягивал это сходство в будущее: Так будет и у Вали.

Основным ощущением моей довоенной жизни было ощущение счастья. Она двигала их как-то магически музыкально, будто управляла электрическим оркестром, а в действительности гоняла в валках под кабиной солнечно-алые слитки, они издавали гулы, рокоты, трески, искрились, полыхали, шипели, ужимались. Я гордился тем, что она катает сталь, и тем, что получает премии, и даже тем, что возвращается с блюминга с кровавыми глазами. Глаза маму и подвели: Они пророчили ей потерю зрения от раскаленного металла и ночных смен.

Душевная тусклота и разочарование постигли меня, как только мама оставила прокат и оформилась продавцом в молочный магазин, которым прежде заведовала. Еще работая оператором, она занималась без отрыва от производства на годичных курсах медицинских сестер. Ее взяли в армию месяца через полтора после начала войны. Предопределяя судьбу Вали судьбой своей матери, я переводил Валю на главный пост блюминга, и она превращалась в знаменитого оператора. Но дальше я не представлял ее судьбу: На войне Валю мне трудно было представить.

Война закончится быстро, как бы кто ни уверял, что она затянется. Нам с Валей будет лет по шестнадцать.

Вася, Прага - фото и страница

И больше войн не. Еще предвоенной весной я рвался в ремесленное училище. Рвался туда в общем-то из-за формы: А что за шинель! Отливисто, носко черное сукно, оцинкованные пуговицы двумя рядами. Парадная гимнастерка репсовая, то синяя, то кремовая, праздничные брюки, суконные и широкие словно матросские. После незадачливой попытки бежать на фронт я поступил в училище, почти не думая о форме, лишь беспокоило, как бы вместо шинели не выдали байковый бушлат.

Меня определили в группу газовщиков коксовых печей. Я виделся с Валей урывками. Рано утром уходил на завтрак и возвращался после ужина, зачастую ночью. Кроме часов отведенных на еду, все время было занято теоретическими и практическими занятиями по специальности, сбором металлического лома для вагранок, шагистикой, знакомством с винтовкой образца годов, обучением штыковому бою.

Военрук, тощий молоденький лейтенант, браво ступавший негнущейся после ранения ногой, вручал нам тяжеленные бутафорские ружья. Чего в них больше, дерева или чугуна, было невозможно понять: Но мы изготавливались к бою, рессорно-упругим шагом двигались на соломенное чучело и после зычной команды: Валино учение проходило.

Чтобы пораньше поставили на самостоятельную работу, Валя пропадала в гастрономе с утра до темна. Зимой директор ее назначил продавщицей хлебного отдела. Иногда, выбрав свободный час или удрав с шагистики, я бежал в гастроном. Валя была рада моим приходам. Во время раздачи хлеба не подступись к прилавку: От печи, к барабану которой прислонялся спиной, я смутно видел Валю. В тот момент, когда человек, выкупивший хлеб, выскакивал из очереди, отстригая ножницами талоны от карточек, Валя успевала взглянуть на меня и улыбнуться.

Если бы я совсем ее не видел из-за людей, то все равно приходил. Я был бы счастлив оттого, что слышу щелканье ножниц и удары приделанного к прилавку ножа с лезвием, натянутым как полотно пилы.

Однажды, краснея и прикусывая губы, Валя попросила меня не приходить в магазин. Покупатели и директор протестуют, что она отвлекается, переглядываясь со. Вскоре после этого наше училище откупило вечерний спектакль городского драматического театра. Вышли мы оттуда за полночь.

Активно "работал" Грицак и с известным рейдером Ярославом Годунком, пока последнего не посадили. Особой профессиональной биографии у Грицака. В свое время он хвастался тем, что спас Павла Лазаренко от заказного убийства.

Однако, как выяснилось, Павел Иванович просто очень любил инсценировать покушения на собственную персону. На самом деле, из прапорщиков в генералы Грицак выдвинулся не благодаря своим профессиональным качествам, а просто потому, что будучи крестником одного из руководителей Ровенского СБУ, очень быстро с должности водителя дослужился до руководителя отдела, а после перевода "крестного отца" на Владимирскую 33, уже в Киеве успешно сделал карьеру.

Грицаку конечно очень помогает его автомобильный бизнес на центральном авторынке в Киеве имеет свой "ряд", где толкает контрабандные машинытесные братские связи с другим Грицаком — ныне нардепом от Партии регионов.

А еще ему очень помогает его нынешняя патронесса Вера Ульянченко, с которой у Васи Грицака свой бизнес и свой подход. Говорят за "скромную" сумму пани Вера уже "решила" вопрос с назначением Васи Грицака на должность руководителя Главка "К".

Он бы, конечно, не прочь и место Председателя занять, но "кто ж ему даст"? Придется удовлетвориться Главком "К". Вот только, что достанется при таком раскладе самому Главку "К" и Украине? Очередной непрофессиональный и воровитый руководитель? Который будет заниматься бизнесом, политикой, чем угодно, но только не защитой борьбой с коррупцией и организованной преступностью.

Хотя бы потому что сам замазан в этой преступности по самые уши. Достоверно известно, что за такую либеральность, к примеру к соблюдению налогового законодательства Грицак ежемесячно получал от Низенко по тысяч долларов. Во время внеочередных выборово столичного мэра в году Грицак по указке с Банковой "не заметил" многочисленных нарушений избирательного права.

Имея достоверную информацию и соответтвующие материалы о том, что голосование и подсчеты его результатов осуществляются по схеме "Вавилон", Грицак не предпринял никаких действий для прекращения этих преступлений. Как результат — Черновецкий опять стал мэром, а Грицак — владельцем очередных квартир и земли в Киеве. Что же касается профессиональных качеств Грицака, то он не имеет никакого оперативного и руководящего опыта по работе по линии борьбы с коррупцией и оргпреступностью.

Всю жизнь работал по линии защиты национальной государственности. Знаменит в СБУ также тем что во время служебной деятельности злоупотребляет выпивкой, не стесняется выпивать в рабочее время в служебном кабинете.

Часто запои продолжаются несколько дней. Также не прочь "бухнуть с Васей" его "штык" в главке "К" начальник управления Глуговский. Тот самый, что исключительно по указанию Хорошковского и Грицака пытался растаможить газ, который пытался украсть Фирташ.

Подытоживая можно сказать, что Вера Ивановна с первых же дней своего "секретутства" отличилась изрядными криминальными аппетитами. Хотя отличать "фуфло" от настоящей угрозы — это и есть его служебная задача. Рассказывая журналистам эту историю, Вася умолчал о главном. Именно туда на рассвете вломились немецкие полицейские, получившие из Киева, от Грицака, истеричное сообщение, что в доме засели террористы. Немцы положили всех на пол, перерыли все вверх дном, сняли пол, разобрали на запчасти мебель в поисках взрывчатки, и в результате Грицак даже не стал оправдываться перед заграничными коллегами.

В советские времена его бы в один момент уволили из органов без права подходить к секретному ведомству ближе, чем на пушечный выстрел. Но не у. Благополучно досидев на своей должности до "майдана", попутно заведя дружбу с "любымы друзямы" из предвыборного штаба Ющенко и имитируя работу секретного оранжевого агента в СБУ, Грицак сумел выцарапать себе повышение.

Он переехал в другой офис и продолжил привычно "лакействовать" перед начальством. Леня Космос, которому он предлагал помощь: Время, когда при власти в СБУ был "гуцульский" клан Балоги, отразилось на его карьере не лучшим образом.

От самых сладких кусков пирога он был отстранен. Выслужиться перед нужными людьми было сложновато, птенцы Дурдинца чужих не пропускали. Но Василий Сергеевич не падал духом. Он перешел на решение приземленных вопросов: С супругой Ольгой Владимировной они не пропускали ни одного дня рождения лиц, которые могли бы пригодиться в карьерном росте.

И не важно, кто это были: С последними он дружит по коммерческой причине. Дело в том, что через жену Грицак участвует в бизнесе по поставкам в Украину тухлого мяса, всякого рода сомнительных пищевых добавок, машин-"утопленников", число которых растет после наводнений в европейских странах и.

Учредитель фирмы некто Собец Виктор Кузьмич, гражданин Беларуси. А многопрофильности интересов этой небольшой коммерческой структуры мог бы позавидовать крупный концерн.

Правда, в последнее время дела там шли неважнецки мешала конкуренция с командой Балоги-Дурдинца.

Музыкант Сергей Воронов: "Иногда я поднимаю голову вверх и говорю "спасибо!"

Но тут произошла перестановка на Банковой, и перед генералом открылись новые горизонты. Именно на Грицака, какие-то наивные люди в окружении Ющенко возлагали надежды в проведении операции по силовому разгону парламента и подавлению оппозиции.

Это, конечно, очень наивно с их стороны, вообразить, будто казачок-шестерка может стать полевым командиром. Но с другой стороны у Грицака есть и одна полезная для Ющенко черта, проявившаяся в историях с Лазаренко и Кучмой в Баден-Бадене — он умеет из мухи делать угрожающего слона, и вовсе не стыдится быть осмеянным.

Поэтому, если Ющенко ищет пути уклониться от выборов с применением силы а у трипольского гения на это ума хватитто Вася ему очень даже может пригодиться. И даже не покушение, а письмо об угрозе покушения на Президента, какой-то легкий местечковый экстремизм, в который не поверят даже жители села Буща, это он. Так что слухи о назначении Грицака на место Дурдинца — это знак того, что у Виктора Ющенко уже не осталось других идей продолжить свою политическую жизнь, кроме как сделать вид, будто его жизни физической кто-то угрожает, и получить возможность ввести "чрезвычайку".

Правда, это "блюдо", приготовленное Васей, будет, мягко говоря, сыроватым и несъедобным, но выбирать Банковой не приходится.

Скамейка запасных — коротка. И даже те, кто на ней сидят, далеко не поголовно хотят мараться. Что же касается Грицака, то он рад стараться и за новую звездочку, и за очередной орден "За заслуги", полагая, что "на крайняк" сбежит вы только не смейтесь! Дело в том, что он задружился с бизнес-окружением влиятельного раввина Моше Реувен Асмана, защищая за скромные проценты их бизнес от наездов.

И в случае опасности для своей генеральской карьеры надеется отбыть на землю обетованную и подождать там, пока на родине будут расхлебывать его "местечковые заговоры". Интересно, что если в период "оранжевой" революции Грицак активно "сливал" информацию СБУ штабу Ющенко, то сейчас, на всякий случай он "сливает" регионалам. И очень хочет поплотнее подружиться с депутатом Ильяшовым, которого регионалы прочат в шефы СБУ в случае своей победы. В то же время Грицак поддерживает плотный ежедневный контакт со своей главной "шефиней" Верой Ульянченко.

Вера Ивановна "прикупила" Грицака еще в бытность свою губернатором Киевской области, когда активно задним числом вопреки постановлению Кабмина незаконно продавала леса Киевской области.

Грицака она взяла в "долю", благодаря чему у будущего руководителя Главка "К" появился не только шикарный дом с бассейнами в Софиевской Борщаговке, но и несколько гектаров весьма ценной в свое время земли. Шкурат передает Грицаку поручения от Ульянченко, а от Грицака — наличность. В этом его основная функция и состоит. Познакомились Шкурат и Грицак на курсах повышения квалификации, Шкурат почуял полезность знакомства и задружил с Грицаком семьями.

А со временем, Грицак перевел его из Мариуполя в Киев для того, чтобы, с одной стороны, контролировать Полковниченко, а с другой — выполнять личные особые поручения. Грицак тем временем превращает "свой" Главк "К" в воровскую малину. Другими словами разворачивает криминальную сеть, в которую входит известный в е годы винницкий бандит Продивус, в году осужденный за вымогательство. Одновременно Грицак отстраивает контрабандную вертикаль, о которой мы расскажем позднее.

А пока — подробнее о тех, кого уже не разыскивает милиция, но чьи темные дела не отбелят никакие белые воротнички и показушное меценатство. Просто Вова В своих официальных биографиях Владимир Продивус пишет, что родился 8 декабря года в небольшом казахском поселке Шахан в шахтерской семье. Рано остался без отца. Будучи несовершеннолетним, познал цену трудового рубля.

Не гнушался никакой работы Отслужив в армии, с головой ушел в предпринимательскую деятельность. Работал на руководящих должностях в нескольких компаниях. Многие из них сегодня составляют костяк влиятельной бизнес группы "Премьер-финанс" и объединены в корпорацию, совет директоров которой возглавляет Продивус. Также он стал акционером самой крупной в Украине мостостроительной компании "Мостобуд" и был избран председателем наблюдательного совета этого акционерного общества.

Не оставляя своего бизнеса, Продивус окончил Тернопольскую академию народного хозяйства по специальности "финансы", получил квалификацию магистра психологии в Межрегиональной академии управления персоналом, в Украинской академии государственного управления при Президенте Украины выучился на магистра государственного управления. Далее становится собственником ПромэкономБанка. Лично пройдя через жесткие университеты уличного воспитания, щедро финансирует молодежные, спортивные, образовательные программы и помогает старикам.

Ответ кроется в той информации о себе, которую Продивус скрыл. Но в базах УБОПа-то она сохранилась. В частности, не рассказал Продивус, что в начале х годов возглавлял крупную винницкую ОПГ.

В криминальных кругах был известен точнее, известен до сих пор под кличкой "Вова" и "Продиус". При задержании Продивуса в офисе его фирмы "Акцент", расположенной в гостинице "Южный Буг" гостиницей он владеет с х и до сего дня, а на фирму акцент прикупил центральный винницкий универмагу него из кармана был изъят пистолет "маузер" с патронами.

Другие преступления ОПГ, о которых гудела Винница — истязания, похищения, "вывоз в лес" и убийства в отношении лично "Вовы" доказать не удалось. Не удивительно, что теперь, когда Продивус богат, знаменит и "законопослушен", он входит в орбиту интересов Грицака. У которого тоже рыльце в пушку.

Отдельно, пожалуй, стоит остановиться и на Шкурате. Адъютант ее превосходительства Игорь Петрович Шкурат родился 9 января года в селе Хомынцы из Роменского района Сумской области.

Закончил Киевское общевойсковое дважды Краснознаменное высшее военное училище имени Фрунзе. В органах госбезопасности — с сентября года. В м закончил институт подготовки кадров СБУ ныне — академия. Работал начальником отдела в центральном аппарате СБУ в Киеве. Получил отличную квартиру в центре Киева на улице Щорса. Там плотно слился с донецкими. И в этом плане повторяет расклады своего покровителя — Василия Грицака. Не того, что в регионах, а того, о котором рассказано раньше.

Несмотря на наличие двоих детей, вынужден был сменить начальника на "фаворитском" поприще. Близкой связью Шкурата является Владимир Федосеев. Владелец газеты "Правда Украины" и ряда других коммерческих структур. В том числе — охранной фирмы "Омега плюс". Нынче проживает в Василькове.

На Олимпе "областной элиты" сравнительно недавно, около 5 лет. Первым политическим ходом Федосеева стал резкий конфликт с экс-губернатором Евгением Жовтяком, который привел к отставке последнего.

Федосеев — депутат Киевского областного совета. Его главный враг — Богдан Губский. А предмет жесткого конфликта — земля в Киевской области. Стоит отметить, что сайты являются партнерами корпорации "Google" в Украине. В сферу бизнес интересов также входят: В е годы Федосеев так же был в оперативной разработке УБОПа, имел отношение к тому самому авторынку, с которого кормится Грицак, участвовал в криминальных разборках в киевской области.

От прежней жизни у него сохранилось охранное агентство "Омега Плюс". В последнее время Грицак, почувствовав особый вкус к деньгам плотно занялся банковской сферой, в частности вопросами рефинансирования. При чем, делает это он уже отдельно от интересов Веры Ульянченко. Так сказать, диверсифицирует риски, связавшись напрямую с руководством НБУ.

Не забывает, естественно, Грицак и о дружбе с Леонидом Черновецким. Не потому ли на счету Главка "К" нет ни одного задержания взяточников из столичной мэрии? Все просто, ведь Грицаку нужна не только недвижимость и земля в Киевской области, но и в самом Киеве. В последнее время наш "герой", руководитель Главка "К" Василий Грицак почувствовал, что его финансовых возможностей и связей хватит уже не только на "К", но и на кресло Председателя СБУ.